ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА

Меня подвели к дальнему краю поляны.

Желтый свет потух, и на поляну мягко опустился черный дискообразный аппарат.

Вокруг все еще было темно, но до рассвета оставалось не так уж много времени.

В свете прожекторов я увидела, как на верхней части приземлившегося диска открылся люк и из него показался человек. Он был в черной тунике, одетый точно так же, как все те, кого я видела на поляне.

Постепенно поляну начал заливать свет включаемых прожекторов.

Я невольно раскрыла рот от изумления.

В центре поляны находился большой дискообразный аппарат — гораздо больший по размерам, чем только что приземлившийся, но не отличающийся от него по конфигурации ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА. Он был футов тридцати в диаметре и футов семи-восьми в высоту. Сделан он был из какого-то черного металла. Расположенный на обращенной ко мне стороне люк был открыт, и от него отходил широкий трап, по которому могла производиться загрузка корабля.

— Кто вы? — прошептала я. — Что это такое?

— Можете ее отпустить, — сказал человек державшим меня людям.

Я почувствовала, что руки у меня свободны.

На другой стороне поляны я увидела грузовик. Люди в черных туниках сгружали с него различные ящики и складывали их рядом с кораблем.

— Тебе нравится твой ошейник? — поинтересовался выделяющийся своим ростом мужчина.

Руки у меня невольно ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА потянулись к горлу.

Мужчина повернул меня к себе и расстегнул у меня на блузке верхнюю пуговицу. Я почувствовала, как он вставил ключ в замок надетой мне на шею металлической полосы. Мягко щелкнула пружина.

— У тебя, конечно, будет другой ошейник, — сказал мужчина, протягивая снятую с меня полоску металла стоящему рядом человеку.

Я стояла, теребя в руках свою сумочку.

— Отпустите меня, пожалуйста, — пробормотала я. — У меня есть деньги. Вот, здесь. И драгоценности. Возьмите! У меня есть еще. Все они — ваши. Отпустите меня, прошу вас!

Я раскрыла сумочку и вложила в руки мужчине пачку денег и пригоршню драгоценностей. Он посмотрел на ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА них и отдал стоящему рядом человеку. Они были ему явно не нужны.

Я обреченно уронила голову.

Мужчина поднял мою левую руку и снял с нее часы.

— Они тебе больше не понадобятся, — сказал он, протягивая часы кому-то у себя за спиной.

Я успела заметить, что стрелки показывают без четверти шесть.

Разгружавшие машину люди начали снимать крышки со сложенных у люка корабля больших деревянных ящиков.

Меня охватил ужас.

Внутри каждого ящика находилась девушка, привязанная ко вделанным в доски металлическим кольцам. Все девушки были обнажены. Все были без сознания. Рты у них были заткнуты кляпом, а горло стягивали железные ошейники.

Мужчины отвязывали девушек ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА, снимали с них ошейники, вытаскивали изо рта кляпы и застегивали у них на левой лодыжке нечто напоминающее полоску фольги или какого-то мягкого металла. После этого находящихся без сознания девушек стали переносить на корабль.

Я закричала и бросилась бежать.

Какой-то мужчина поймал меня за руку. Я выхватила из сумочки разделочный нож и полоснула им державшего меня по плечу. Мужчина вскрикнул и схватился рукой за рану. Его туника быстро влажнела от крови. Я вырвалась и снова побежала, но люди в черных одеяниях уже окружили меня плотным кольцом. Я замахнулась, готовясь ударить ножом каждого, кто посмеет ко мне приблизиться ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА, но тут меня каким-то непонятным образом словно парализовало. Все тело онемело, и меня захлестнула волна боли. Я даже пальцем не могла пошевелить. По щекам у меня побежали слезы. Люди в черных туниках отобрали у меня нож и подтащили меня к рослому мужчине.



Я подняла на него залитое слезами лицо. Он убирал в карман небольшой плоский предмет, напоминавший карманный фонарик.

— Боль скоро пройдет, — сухо поставил меня в известность мужчина.

— Пожалуйста, — бормотала я. — Прошу вас!

— В своей ярости ты была просто великолепна, — добавил он.

Я смотрела на него, не в силах отвести глаза.

Рядом, с кривой усмешкой на лице, стоял ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА человек, которого я полоснула по плечу ножом.

— Пойди, пусть тебе перевяжут руку, — сказал ему рослый мужчина.

Человек согласно кивнул, еще раз усмехнулся и направился к грузовику.

К нам подошел один из людей, обслуживавших малый — тот, что меня преследовал, — черный дискообразный корабль.

— У нас мало времени, — сказал он. Рослый мужчина кивнул. Он не спешил, не казался чем-то обеспокоенным.

— Стань прямо, — приказал он мне. Его тон был мягким, но не терпел возражений.

Я постаралась выпрямиться. Тело едва повиновалось. Шок от боли еще не прошел.

Человек прикоснулся рукой к продолжающей кровоточить царапине у меня на плече, оставленной веткой, на которую ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА я напоролась, затем приподнял мне подбородок и внимательно осмотрел царапину у меня на щеке.

— Это нехорошо, — с неудовольствием заметил он. Я промолчала.

— Принесите заживляющую мазь, — распорядился он, обернувшись к кому-то из помощников.

Через минуту принесли какую-то склянку, и мужчина нанес мазь на обе мои царапины. Мазь была без запаха. К моему удивлению, впиталась она почти мгновенно.

— Тебе следует быть более осторожной, — предупредил мужчина.

Я по-прежнему молчала.

— Ты могла выколоть себе глаз или нанести тяжелое увечье. — Он протянул склянку своему помощнику. — Но не беспокойся: после этой мази от твоих царапин не останется и следа.

— Отпустите меня! — воскликнула я ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА. — Пожалуйста, отпустите!

— У нас мало времени, — напомнил человек в черной тунике.

— Принесите ее сумочку, — со спокойной вежливостью распорядился рослый мужчина.

Ему подали сумочку, валявшуюся на траве там, где я ее бросила, когда попыталась бежать.

— Может, тебе интересно узнать, каким образом нам удавалось следить за твоими перемещениями? — спросил мужчина.

Я молча кивнула.

Мужчина вытащил из моей сумочки плоский предмет.

— Как ты думаешь, что это? — спросил он.

— Моя компактная пудра, — ответила я.

— Нет, — рассмеялся мужчина. — Во всяком случае, здесь не только пудра.

Он перевернул пудреницу и отвинтил закрывающую ее нижнюю сторону крышку. Внутри находился крошечный цилиндр, впаянный в миниатюрную серебристого цвета ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА плату, покрытую тончайшими медными волокнами.

— Этот прибор, — продолжал мужчина, — передает сигнал, который наше оборудование способно уловить на расстоянии более ста миль. Такой же прибор, — он снова рассмеялся, — мы установили под днищем твоей машины.

Я горько разрыдалась.

— Через шесть ен начнет светать, — сообщил человек в черной тунике.

Я догадалась о смысле непонятного термина, увидев, что небо на востоке посветлело.

Рослый мужчина кивком подал знак человеку в черной тунике. Тот поднял правую руку. Почти одновременно малый дискообразный корабль поднялся в воздух и стал медленно приближаться к большому кораблю. В верхней части большого корабля бесшумно открылся люк, и малый корабль, на ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА секунду зависнув над ним, опустился вниз. Какое-то время мне были видны силуэты людей в черных туниках, крепящих внутри большого корабля его уменьшенную копию, затем люк стал на место. Рабочие убрали в кузов грузовика пустые деревянные ящики. На поляне тут и там сновали люди, собирающие оборудование, которое они также помещали в обтянутый плотным брезентом кузов грузовика.

Я уже могла потихоньку шевелить рукой. Онемение постепенно проходило.

— Но ваш корабль, этот маленький диск, кажется, не мог меня отыскать, — сделала я попытку возразить.

— Это он тебя и нашел, — заверил меня мужчина.

— Но ведь луч его прожектора ни разу меня не коснулся!

— Ты считаешь, что ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА случайно вышла к месту нашей стоянки?

Не совсем понимая его вопрос, я удивленно кивнула. Он рассмеялся.

— Ты все время старалась ускользнуть от луча и бежала в прямо противоположном от него направлении, — пояснил мужчина.

У меня вырвался глухой стон.

— Это мы привели тебя сюда, — добавил он. Я разрыдалась с новой силой.

— Вы принесли ножной браслет для мисс Бринтон? — обернулся он к своему помощнику.

Ему протянули две круглой формы узкие полоски металла. Они были соединены тонким шнурком, в данный момент их защелки были открыты.

Я стояла, не в силах пошевелиться.

— Обрати внимание, — указал мужчина на черный корабль.

Поверхность корабля словно высветилась бесконечным ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА множеством тускло мерцающих огней, появляющихся, казалось, прямо из черного металлического корпуса, который буквально на глазах стал менять свою окраску, постепенно превращаясь в серо-голубой с белыми прожилками.

В это время я заметила на востоке первые проблески зари.

— Это способ маскировки с использованием светового поля, — пояснил рослый мужчина. — Довольно примитивный, откровенно говоря. Камуфлирование при помощи искажения сигнала радарной волны по своим возможностям более эффективно, но оно значительно сокращает способность ориентации нашего корабля в пространстве. К тому же обычно мы используем большой корабль только для длительных перелетов или для доставки грузов. Малые корабли имеют более широкое применение, хотя используются ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА только ночью и в довольно ограниченных областях. Они, естественно, тоже оборудованы устройствами для маскировки как при помощи светового поля, так и с искажением сигнала радарной волны.

Я мало что поняла из его объяснений.

— Одежду с нее снимать? — спросил один из помощников.

— Не нужно, — ответил рослый мужчина. Он обернулся ко мне.

— Ну что, пойдем на корабль? — спросил он. Я не двинулась с места.

— Поторопитесь! — крикнул человек в черной тунике с борта большого корабля. — Через два ена начнется рассвет!

Я посмотрела на рослого мужчину.

— Кто вы? Что вы от меня хотите? — воскликнула я с мольбой в голосе.

— Кейджере не должно быть свойственно проявлять ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА любопытство, — сказал он. — Ты можешь быть за это наказана.

Я смотрела на него в полном недоумении.

— Быстрее! Быстрее! — поторапливал человек в черной тунике. — У нас запланирована еще одна встреча!

— Прошу, — пригласил рослый мужчина, широким жестом указывая на корабль.

Я молча повернулась и на негнущихся ногах стала подниматься по спущенному на землю железному трапу. Колени у меня дрожали.

— Поторопись, кейджера, — напутствовал меня мужчина с мягкой настойчивостью.

Я поспешно поднялась по трапу и, стоя на борту корабля, обернулась.

Рослый мужчина остался на земле.

— Запомни этот день, — сказал он. — Сегодня солнце взошло над Землей в шесть шестнадцать по местному времени ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА.

Я увидела, как край солнечного диска показался из-за горизонта и озарил небосвод на востоке своими розовыми лучами. Это был первый восход солнца, который я наблюдала в своей жизни. Я, конечно, не раз видела утреннюю зарю, когда просыпалась в кровати, чтобы перевернуться на другой бок и тут же заснуть. Но вот так, после долгой ночи, я встречала восход солнца впервые.

— Прощай, кейджера, — бросил мне напоследок рослый мужчина.

Я вскрикнула и протянула к нему руки, но тут трап пошел вверх, стал на свое место в пазах на корпусе, люк у меня над головой закрылся и наглухо замуровал меня в ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА утробе корабля.

Я разрыдалась.

Меня подхватил сзади за руки один из людей в черных туниках. Обернувшись, я заметила у него на правой щеке крохотную татуировку в форме трезубца. Я пыталась сопротивляться, но он потащил меня по переходам, заполненным бесконечным переплетением каких-то труб и проводов. Затем он втолкнул меня в небольшое помещение с округлыми стенами, где в широких нишах располагались длинные прозрачные цилиндры, сделанные на вид из толстой пластмассы. В них находились девушки, которых на земле, прежде чем перенести их на корабль, снимали в деревянных ящиках с грузовика.

Один прозрачный цилиндр оставался пустым.

При моем появлении находившийся в помещении человек в черной ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА тунике начал свинчивать крышку с верхнего конца пустого цилиндра.

К краям каждого цилиндра, как я успела заметить, подходили два шланга, тянувшиеся к укрепленному в стене непонятному устройству.

Я продолжала отчаянно сопротивляться, но двое мужчин — один держа меня за руки, другой сжимая мне ноги в коленях — втиснули меня в цилиндр. Моя прозрачная тюрьма была, наверное, дюймов восемнадцати в диаметре. Я кричала во весь голос и изо всех сил пыталась разбить толстую оболочку цилиндра.

Мужчины, кажется, не обращали на меня никакого внимания. Один из них начал навинчивать на цилиндр металлическую крышку.

Мне стало трудно дышать. Я начала задыхаться.

Закрепив крышку, мужчина ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА присоединил длинный шланг к крошечному отверстию в цилиндре, расположенному у меня над головой.

Капсула начала заполняться кислородом. Дышать стало легче.

Второй мужчина подтянул шланг к отверстию, находящемуся у меня в ногах. Послышался легкий, едва уловимый звук удаляемого из капсулы отработанного воздуха.

Внезапно меня охватило ощущение, будто я нахожусь в кабине быстро поднимающегося скоростного лифта. Меня с силой прижало к стенкам цилиндра, и какое-то мгновение я не могла даже дышать. Я догадалась, что корабль оторвался от земли и взлетает. По тому, к каким частям цилиндра меня прижимает, я определила, что корабль набирает высоту, поднимаясь практически вертикально ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА.

Все это время я не испытывала большого потрясения или беспокойства. Ощущение было пугающим своей неожиданностью, но не болезненным. Я не слышала ни какого-либо шума, ни звука работающих двигателей.

Через минуту-другую оба мужчины, держась за протянутые вдоль стен поручни, вышли из комнаты.

Странное ощущение продолжалось еще некоторое время, затем на несколько минут меня снова прижало к задней стенке цилиндра — на этот раз гораздо сильнее. И тут, к своему ужасу, я вдруг перестала ощущать на себе действие каких-либо сил тяжести. Мое тело оторвалось от задней стенки цилиндра и медленно поплыло к противоположной, к передней. По прошествии какого-то времени легкая, почти ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА незаметная сила развернула меня и подтолкнула к правой стенке цилиндра, которую я с удивлением для себя воспринимала теперь как нижнюю. Вскоре после этого в комнату вошел человек в черной тунике. На ногах у него были надеты башмаки с металлическими подошвами, при каждом его шаге словно прилипавшими к пластинам, которыми были выложены все стены этого странного помещения. Двигался человек тоже странно: он шел по стене комнаты, которая раньше была слева от меня, а теперь воспринималась мной как пол.

Человек подошел к механизму, от которого отходили тянувшиеся к капсулам шланги, и напротив одной из светящихся шкал передвинул на ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА доске управления какой-то рычажок.

Через секунду я заметила, что в составе воздуха, заполняющего мою капсулу, что-то изменилось.

Светящиеся шкалы и набор кнопок к ним занимали всю верхнюю часть приборной доски, и каждая, конечно, соотносилась с определенной капсулой и находящейся в ней девушкой.

Внимание у меня начало рассеиваться. Я пыталась докричаться до этого человека в черной тунике, но он, по-видимому, меня не слышал. Или не хотел услышать.

Затуманивающимся сознанием я смутно уловила, как какая-то сила медленно развернула меня и прижала спиной к другой стенке цилиндра. Прежние “пол” и “потолок” снова стали на свои места.

Человек в черной ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА тунике уже покинул комнату. Или мне это только казалось?

Блуждающим взглядом я смотрела сквозь прозрачный пластик цилиндра. Подняла руки и уперлась в толстые, прочные изогнутые стенки моей крохотной тюрьмы.

Элеоноре Бринтон — гордой и надменной — не удалось убежать.

Она — пленница, вспыхнула последняя мысль в моем затухающем сознании.


documentadytmpd.html
documentadyttzl.html
documentadyubjt.html
documentadyuiub.html
documentadyuqej.html
Документ ТРАНСПОРТИРОВОЧНАЯ КАПСУЛА